Главная · Форум · Статьи · Поиск · Веб ссылки · Пришлите свой случай Сентябрь 19 2018 01:19:31
Навигация
ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ ВЛАСТИ
КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ?
СЕРВИС "по-русски"
Наглость, хамство, и самодурство
Самые нашумевшие истории
Наши партнеры
Маразмы Американского законодательства
Информация
Хамство на дорогах
Голосование
Насколько часто Вам приходится сталкиватся с хамством, самоуправством и притиснением в повседневный жизни?

Ежедневно

Иногда, когда приходится ощатся с властью

Редко, мне кажется все не так ужь и плохо

Никогда, у меня все схвачено, везде "свои" люди

Для участия в опросах вы должны залогиниться.
Темы форума
Новые темы
Ваши методы борьбы с...
Интригующее название...
Обсуждаемые темы
Ваши методы борьб... [2]
Интригующее назва... [1]
Последние статьи
Начало новой эпохи в...
В морской пучине...
Отзыв об автосалоне ...
О двух изобретателях...
Волшебные кольца Сат...
Должны ли химические...
Еще раз о торможении...
Дьявол в бутылке...
Мировой Океан...
Краски-хамелеоны...
Наша планета-огромны...
Телеграфист
На чужбине
Кто быстрее всех бег...
Что нужно знать о бе...
Гость
Имя

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 109
Посетитель: mnogotachek

Телеграфист
На небольшой пограничной станции Стратфорд — Юнксьон в Канаде стоит товарный поезд. Он вот-вот тронется. Совсем неожиданно машинист замечает бегущего по рельсам молодого человека.
Посмотри, Джим, — обратился он к помощнику. — Кажется, бежит этот сумасброд, телеграфист Эдисон.
Да. И он бежит к нам.
Машинист повременил с отправлением поезда, пока запыхавшийся от бега Эдисон не подбежал к паровозу и не забрался на высокие ступеньки.
Я еду с вами, — заявил молодой человек, тяжело дыша. — Трогайте.
Мы едем в Сарнию — на другую сторону границы, — ответил удивленный машинист. — Вы хотите поехать в США? Что, у вас там дела?
В Америку! В Америку! —с раздражением в голосе подтвердил Эдисон, неспокойно поглядывая рельсы. — Трогайте, в конце концов.
Для железнодорожников станции Стратфорд-Юнксьон граница была открыта. Они часто ездили в Сарнию, откуда приезжали их американские коллеги.
Поезд тронулся. Эдисон опустился на низкий ящик и прикрыл лицо руками. Состав проехал мимо здания станции и начал набирать скорость.
Машинист не обращал внимания на гостя. Он сидел возле своего окошка и, покуривая трубку, следил за железнодорожным путём перед собой. Кочегар подбрасывал уголь в топку. Закончив загрузку топки, он закрыл дверцу, рукавом вытер пот с лица и сел рядом с Эдисоном. Молодой человек (ему еще не было и двадцати лет) продолжал неподвижно сидеть с закрытым лицом. Джим заметил, что руки у телеграфиста дрожали.
—Господин Эдисон, — с улыбкой начал кочегар, — помните, вы обе­
щали мне показать, как действует
телеграфный аппарат?
Эдисон посмотрел на него.
— О чём вы говорите? — рассеянно спросил телеграфист.Его щёки еще пылали, хотя он, ве­роятно, уже пришел в себя.
Я не забыл, что как-то вы пообещали показать телеграф и объяснить» его действие, — громко произнес Джим, стараясь перекричать шум машины.
Джим, тебя интересует, как работает телеграф? — отозвался со своего места машинист. — Один мудрец сравнил телеграф с очень длинной таксой: если ущипнешь ее за хвост, она залает.
Кочегар уже знал эту старую шут­ку и не рассмеялся. Он продолжал:
—Говорят, очень просто обслуживать телеграф. Может быть, я бы тоже научился, тем более, что телеграфистов не хватает. Мне надоело быть кочегаром: днем и ночью, в мороз и жару дежурить при топке не так уж заманчиво. Если вы будете завтра на работе, я приду к вам, хорошо?Шёл 1863 год, а тогда телеграфиста, действительно, требовали лишь умения передавать и принимать телеграммы. Джим с надеждой смот­рел на Эдисона, но тот не отвечал. Он был явно встревожен чем-то. — Успокойся. Джим, и перестань думать о телеграфе, — снова вме­шался машинист. — Закон­чишь практику, сдашь экза­мен на машиниста и будешь сам себе хозяин. Я вовсе не завидую теле­графистам, сидящим целый день в душных комнатах. Думаешь, у них не бывает неприятностей на работе? Вот, сегодня ночью? Вы слышали, господин Эдисон? Кто сегодня из ва­ших коллег был на службе?
Господин механик, вы все хвалите работу на паровозе, а ведь сегодня ночью могла произойти катастрофа. И машинисты с помощниками обоих встречных поездов наверняка погибли бы, — с укором произнес кочегар.Как раз по вине телеграфиста!
Ведь это он получил телеграмму, что нужно задержать товарный поезд.Почему же он не дал знать, кому нужно? Чуть было не случилась катастрофа! Наверняка, телеграфистполучит за это лет пять тюрьмы!
Поезд уже пересек границу и оста­новился на первой американской станции. Эдисон сошёл с паровоза, надвинул шапку и побежал в , город. Вдруг он остановился, посмотрел в сторону границы и махнул рукой. Он хорошо знал, что уже никогда не вернется в Канаду.
В семье Эдисонов издавна было за­ведено обсуждать вместе важные со­бытия. Вот и сегодня вся семья соб­ралась в кухне. Мать мешала что-то в кастрюле, отворачивая заплакан­ное лицо. Рыжеволосая Танни сиде­ла на низкой табуретке под окном и машинально накручивала на палец локоны. Молчаливый, как обычно, Билл занял свое место за обеденным столом и с упрёком смотрел на млад­шего брата, стоявшего на пороге. Глава семьи, Самюэл Эдисон — из­вестный, почитаемый купец — с гневным лицом прохаживался по кухне.
Ничего из него не выйдет, мать.Он, поди, всю жизнь будет на нашей шее сидеть! У него в голове одни глупые опыты, несмотря на то, что из-за них уже не раз были серьёзные неприятности. У нас с ним одни хлопоты!
Помните, как он велел нашему слуге наесться порошка для газированной воды? — пропищала Танни.
Он убедил Михаила, что у него в желудке, как в газированной воде, появятся пузырьки. И они способны поднять его в воздух. Михаил и на самом деле поверил, что превратится в воздушный шар!
Али тогда был совсем ребёнком, а Михаил оказался глупее его, — отозвалась мать. — Танни, тебе не стыдно вспоминать, об этом? Плохая ты сестра!А взрыв фосфора в поезде, от которого мог сгореть целый вагон? —напомнил отец. — Тогда Али уже не был ребёнком. Ему разрешили продавать газеты в поезде, и он неплохо зарабатывал. На кой черт он устроил химическую лабораторию в вагоне? Он дорого заплатил за этот опыт,навсегда потеряв слух, — напомнила шопотом мать, вытирая слёзы.
Отец немного смягчился.
—Я согласен, что кондуктор жестоко обошёлся с ним. Разве можно так бить по голове, что повредился серьёзно слух? Я думал, этот случай на всю жизнь научит Али разуму. Но где там! Он и телеграфистом не бросил своих опытов! Али сам признался, что забыл выслать телеграмму на соседнюю станцию, поскольку был занят проведением интересного эксперимента. Из-за него могла случиться страшная катастрофа!
Билл громко откашлялся, дав знать этим, что хочет кое-что сказать. Все с удивлением посмотрели на него: он был крайне скуп на слова.
—Убежал, как жалкий трус! — пробормотал Билл. — Убежал из кабинета начальника станции, воспользовавшись тем, что туда пришли какие-то гости. Поступил очень некрасиво!
— Но ведь, если бы Али не сбежал, его посадили бы в тюрьму! — запротестовала Танни. — И он опозорил бы всю нашу семью!
К счастью не дошло до катастрофы, — промолвила мать. — Али вовремя опомнился и побежал с зажженным факелом навстречу поезду,который удалось задержать.
Слава богу! Только разве такдолжны работать телеграфисты? Кто его сейчас примет на работу? — возмущался Самюэл Эдисон. — Мы не так- богаты, чтобы всю жизнь содержать ненормального сына.Как ты можешь называть его ненормальным? — воскликнула мать,заливаясь слезами.В школе он учился всего три месяца, и там его считали полоумным,снова затараторила Танни.
Лучше помолчи, Танни. Али учила мать, и он умеет вовсе не меньше,чем вы. Только, к сожалению, в жизни он ведет себя очень легкомысленно. Поэтому я больше не хочу слышать о никакой новой должности моего непутёвого сына. Он вернется домой и будет мне помогать в магазине! Никаких научных работ! Никаких опытов!
Зима стояла очень суровая. Порт-Гу­рон, где теперь Али Эдисон помогал отцу в торговле, оказался отрезан­ным от мира, так как льдины оборвали кабель единственной телеграф­ной линии, соединяющей порт с Сарнией на другом берегу озера. Обрыв телеграфного кабеля причинил боль­шой ущерб железнодорожной компа­нии, поскольку поезда не могли нормально курсировать. С каждым днем потери увеличивались, а до весны было еще далеко. Все знали, что раньше не удастся наладить связь.
В свободное время Али Эдисон часто бродил по берегу замерзшего озера и размышлял о своем будущем. Его совсем не интересовали торговые дела отца. Он с удовольствием покинул бы родной дом. Его так влекло к науке, к новым изобретениям и открытиям, но он знал, что отец не простит ему этого.
Молодой Эдисон оглядывался по сторонам. Вдоль берега по обеим сто­ронам озера ходили паровозы. Один из них стоял в порту и гудел. Вне­запно Эдисона осенила мысль. Он по­дошел к гудящему паровозу, маши­нистом которого оказался отец его старого друга.
Господин Вард, — обратился к нему Эдисон, — разрешите мне дать несколько сигналов гудком вашей машины.
Каких сигналов? — удивился машинист.
Видите ли, по телеграфу вместо букв передают условные знаки, состоящие из тире и точек. А что, если вместо тире передать звуковой сигнал — протяжный гудок, а вместоточки — короткий? Ведь с помощью гудков тогда можно будет передавать сообщения, как по телеграфу. Не правда ли?
Выходит, что можно, — согласился старый машинист. — Только нужно заранее договориться.
Конечно. И хоть мы ни с кем не договорились, давайте попробуем связаться с противоположным берегом.
Машинист молча уступил Эдисону место у паровозного гудка. Бывший телеграфист короткими и длинными гудками начал передавать: «Алло, Сарния! Алло, Сарния! Слышите ли вы нас?» Эдисон прекратил передачу и стал ждать ответа. Но не дождался. Тогда он снова начал давать сиг­налы: «Алло, Сарния! Алло, Сарния! Слышите ли вы нас?» Затем еще раз. После короткой паузы, Эдисон чет­вёртый раз передал всё тот же во­прос. Он еще много раз повторял его. Впервые в истории техники переда­вались звуковые сигналы с помощью азбуки Морзе. Далеко неслись моно­тонные, повторяющиеся в определен­ной последовательности короткие и протяжные паровозные гудки, нару­шая тишину зимнего вечера.
И вдруг... с противоположного бе­рега раздались ответные гудки. Взволнованный Эдисон поспешно за­писывал их значение: «Говорит Сар­ния, говорит Сарния. Мы слушаем вас».
Итак, прерванная связь была на­лажена. Новую «звуковую» связь предложил Томас Алва Эдисон, не­удачный сын и брат', доставляющий семье много хлопот, тот самый Эди­сон, который позднее изобрёл элек­трическую лампочку, граммофон, предложил проект первой в мире электростанции и сделал много дру­гих важных изобретений
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.