Главная · Форум · Статьи · Поиск · Веб ссылки · Пришлите свой случай Февраль 23 2018 21:15:44
Навигация
ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ ВЛАСТИ
КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ?
СЕРВИС "по-русски"
Наглость, хамство, и самодурство
Самые нашумевшие истории
Наши партнеры
Маразмы Американского законодательства
Информация
Хамство на дорогах
Голосование
Насколько часто Вам приходится сталкиватся с хамством, самоуправством и притиснением в повседневный жизни?

Ежедневно

Иногда, когда приходится ощатся с властью

Редко, мне кажется все не так ужь и плохо

Никогда, у меня все схвачено, везде "свои" люди

Для участия в опросах вы должны залогиниться.
Темы форума
Новые темы
Ваши методы борьбы с...
Интригующее название...
Обсуждаемые темы
Ваши методы борьб... [2]
Интригующее назва... [1]
Последние статьи
Начало новой эпохи в...
В морской пучине...
Отзыв об автосалоне ...
О двух изобретателях...
Волшебные кольца Сат...
Должны ли химические...
Еще раз о торможении...
Дьявол в бутылке...
Мировой Океан...
Краски-хамелеоны...
Наша планета-огромны...
Телеграфист
На чужбине
Кто быстрее всех бег...
Что нужно знать о бе...
Гость
Имя

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 109
Посетитель: mnogotachek

2000г. Самодурство с большими звездами

"Я начальник - ты дурак" - сия "мудрость" в армии вслух произносится редко, однако втайне она исповедуется многими командирами всех степеней вне зависимости от их образования, национальности, имен. Это и является поистине универсальной формулой армейского хамства.

Бунт на ходынке
- Эй... генерал! Что вы там копаетесь?!

Усиленный мощными репродукторами мат прогремел над полем Центрального аэродрома в Москве. Несколько тысяч участников парадной тренировки - от слушателей военных академий до суворовцев и нахимовцев - вздрогнули и замерли изумленно.

В серебристо-голубом "ЗИЛе" с открытым верхом у микрофона, который оказался включенным, - умышленно или случайно, сказать трудно, - стоял командующий парадом генерал армии Кирилл Москаленко. А матерщина, разнесшаяся на всю округу, была адресована Герою Советского Союза начальнику Военной академии имени Фрунзе генерал-полковнику Алексею Жадову, который в это время, придерживая рукой никелированные ножны офицерской шашки, приближался по вызову к машине командующего парадом...

"Эй... генерал!" - разнесшееся на всю округу относилось к прославленному советскому полководцу, старшему годами самого Москаленко и, если на то пошло, более известному, чем он, успехами в годы Великой Отечественной войны.

Дальше участники парада стали свидетелями такой картины. Генерал-полковник, едва услышав прогремевшую из репродукторов площадную брань, сделал поворот кругом и тем же неторопливым шагом направился к "коробкам" своих офицеров.

В то же время из строя вышли и, не сговариваясь, двинулись к Жадову начальник Военно-политической академии имени Ленина генерал-лейтенант Марк Козлов и начальник Военной академии имени Дзержинского генерал-полковник артиллерии Георгий Одинцов. Три генерала о чем-то переговорили и вернулись к своим парадным батальонам.

- Академия Ленина в прохождении не участвует! - отдал распоряжение Козлов.

- Команд Москаленко не выполнять! Академия Дзержинского остается на месте! - поддержал его Одинцов.

Поверить в то, что Москаленко не видел летучего совещания трех генералов, я не могу. Просто он не придал ему значения, тем более вряд ли догадывался, что ему могут объявить бойкот.

- Парад, смирно! - гаркнул он привычно. - К торжественному маршу, на одного линейного дистанция. Справа по-батальонно! Напра-во!

Шаркнули по бетону сотни кованых сапог. Колыхнулись развернутые боевые знамена.

Но того, что произошло дальше, никто в армии никогда не видел. Три головные академии, по традиции открывавшие все московские парады, - Фрунзе, Ленина и Дзержинского, команды не выполнили. Они остались недвижимы, демонстрируя свое нежелание принимать участие в торжественном марше.

ЧП имело характер отнюдь не "районного масштаба". Это был подлинный бунт офицерской чести против начальственного хамства. Но, чтобы рискнуть на такое, потребовалась решительность трех известных всей армии военачальников. Москаленко, подав команду "Отставить!", вернул войска в исходное положение, вылез из машины и пешком направился к батальону академии Фрунзе. Туда же двинулись генералы Козлов и Одинцов. О чем они говорили - догадаться нетрудно. Однако принести Жадову извинения через микрофон с той же громкостью, с какой ему было нанесено оскорбление, у Москаленко мужества не хватило.

За четверть века, отданных армейской службе, мне ни разу не приходилось встретиться со случаями, когда бы старший начальник наказал кого-то из офицеров за хамство, рукоприкладство, оскорбление и унижение подчиненных.

Ни в одном из уставов Советской армии, как и в уставах армии Российской, никогда не было главы о воинской этике, в которой бы систематизировались все возможные случаи взаимоотношений старших и младших, а также равных в звании и положении военнослужащих на службе и вне ее. Между тем сегодня как никогда уставам требуются дидактические формулировки норм поведения: "Культура командира определяется культурой общения с подчиненными". "Оскорбляя подчиненных, командир в первую очередь унижает себя". "Уставное обращение начальников к подчиненным - нерушимая обязанность командиров всех степеней". "Каждый военнослужащий имеет право на судебную защиту своей чести и достоинства".

Как изжить дедовщину? Вопрос сложный, но совершенно ясно, что без повсеместного внедрения уставных взаимоотношений в генеральской и офицерской среде бороться с извращенными отношениями в среде сержантской и солдатской бессмысленно.



Александр Щелоков
http://nvo.ng.ru/notes/2000-11-03/8_big_stars.html
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.